"Орландо": курс литературы для чайников



С 24 по 28 марта на Новой сцене Большого театра прошла мировая премьера балета "Орландо" по мотивам остросоциального романа Вирджинии Вульф. Вещь получилась эксклюзивная: хореограф Кристиан Шпук, приехавший из Цюриха, с нуля поставил спектакль на артистов Большого, чего в московских театрах не случалось уже давно, за исключением, пожалуй, проектов молодых хореографов "Точка пересечения" в театре Станиславского и Немировича-Данченко и "Четыре персонажа в поисках сюжета" в том же Большом. Особо успешные постановки из мирового репертуара чаще заказывают для переноса, поэтому оригинальный двухактный балет Шпука уже успел стать крупным событием в театральных кругах. О качестве данного события хочется поговорить подробнее.


"Орландо" – псевдо-биографический роман Вульф об андрогинном и вечно молодом вельможе, который прожил как минимум 350 лет, не старея, со времен Елизаветы I до 1928 года, года написания романа. В конце XVIII-го века Орландо засыпает мужчиной, а просыпается женщиной и продолжает свой жизненный путь в новой ипостаси, столкнувшись с вопиющим неравноправием. В XXI-м веке тема трансгендерности и сексизма актуальна как никогда. Однако в "Орландо" эти проблемы стоят в стороне. Перемена пола не смущает героя, которому неважно, мужчина он или женщина – душа-то та же, а ущемление прав женщин он(а) философски использует для размышления, анализа и понимания мира. Ни скандалов, ни хайпа, ни возмущений, сплошная рефлексия, делающая роман безвременным и вообще вечным. В эти качества книги и влюбился Кристиан Шпук.



Хореограф не впервые работает в России. Несколько раз его собственная труппа (Балет Цюриха) приглашалась на фестиваль Dance Open и успешно выступала в Санкт-Петербурге. В 2015 он перенес свою "Анну Каренину" на сцену театра Станиславского и Немировича-Данченко. Балет был принят довольно холодно из-за банального подхода к сюжету и хаотично надерганной музыки разных композиторов и довольно быстро выбыл из репертуара труппы. Нынешняя работа с "Орландо" показала, что ошибки в "Карениной" были не одиночной случайностью, а накатанным авторским стилем.

Дело в том, что балет "Орландо" вновь получился достаточно поверхностным. Либретто Клауса Шпана выглядит так, будто балет основан не на книге, а на фильме Салли Поттер (1992) с Тильдой Суинтон. Даже просьба королевы Елизаветы I к Орландо никогда не стареть и не увядать взята не из оригинального романа, а из кино. Все два акта Орландо ровно движется из XVII-го века в XX-й без особых режиссерских, хореографических или музыкальных кульминаций, а философские размышления Вирджинии Вульф прямолинейно озвучены в балете голосом и предваряют каждую сцену, как пояснения в сказке для детей.


В интервью, опубликованном в буклете, Кристиан Шпук объяснил, зачем в балете звучит голос рассказчика: "Для меня было ясно, что мой музыкальный ряд будет соединен с фрагментами романа. Его текст – это музыка в словах, он прекрасен, он должен был стать частью партитуры". Сложно согласиться с этим аргументом, ведь без озвученных цитат обходятся такие балеты, как "Ромео и Джульетта", "Онегин" и другие танцевальные спектакли, основанные на великих книгах великих авторов, чей текст также является "музыкой в словах". Очевидно, цитатами из романа Кристиан Шпук решил восполнить смысловые пробелы собственной режиссуры за неимением монолитной партитуры и разнообразной хореографии. Однако пробовать подобный приём на образованном московском зрителе в крупнейшем театре страны – дело рисковое, и результат не заставил себя ждать. Звучащий голос чаще всего упоминался многими балетоманами как самое раздражающее и отвлекающее в балетном спектакле.


В составлении партитуры Кристиан Шпук решил не искать новые пути и сделал то же, что в своё время в "Анне Карениной". Вместо тщательного отбора одного солидного произведения хореограф предпочел создать музыкальный винегрет из концерта для виолончели ("голос" Орландо) Эдуарда Элгара, шлягеров Филипа Гласса и прелюдий для скрипки Леры Ауэрбах с вкраплениями церковного песнопения "Под твою милость" хора Свешникова (для дуэта Орландо и, видимо, прямо-таки очень православной княжны Саши) и «Песни из священной книги» в исполнении Ансамбля народных инструментов имени Гурджиева (сцена в Константинополе). В итоге общее звучание балета больше напоминало с