Золотая музыка, картонное золото

 

30 октября в Концертном зале им. Чайковского в Москве исполнили «Золото Рейна» Рихарда Вагнера. Есть репертуар, который относится к категории оперных редкостей, а есть Рихард Вагнер  - композитор, которого любят, ценят и слушают по всему миру. Однако в России Вагнера со времён Советского Союза потихоньку перестали ставить, так  что в наше время «оперные редкости» стали завсегдатаями театров и залов, а маститый немец - практически самым редким гостем. Каждое его появление в афише - это большое событие для меломанов. Кто будет петь? Кто дирижирует? Как это будет?

 

Первая часть великого тетраптиха в сопровождении Государственного академического симфонического оркестра России имени Е.Ф. Светланова и Владимира Юровского за дирижерским пультом была очень ожидаемым мероприятием. Ни для никого не секрет, что работы Вагнера требуют профессионального подхода и не терпят дилетантства.

 

Интересно, что концертное исполнение оперы сделали театрализованным, чего обычно не делают в концертных залах. Каковы причины такого подхода - непонятно. То ли побоялись, что 2,5 часа без антракта будут трудными для публики и нужно как-то их разбавить, то ли это какие-то странные эксперименты. Однако решение это оказалось весьма неудачным.

 

В полностью темном зале начали играть vorspiel, параллельно с развитием музыки зажигался свет ламп на пюпитрах и прожекторах. Вообще, пожалуй, работа со светом произвела сильное впечатление.

 

Все остальное разыгранное действо, к сожалению, было не к месту. Русалок поставили на правый портик, и из ложи их было не видно. Великанов поставили на левый портик, и, чтобы забрать с собой Фрею, Фазольту пришлось спускаться через пространство за сценой. Эрде и Логе почему-то пришлось выходить на сцену из зала. Непонятная «игра теней» в сцене превращения Альбериха - это вообще что-то невразумительное. Превращаясь в змея, он просто встал перед прожектором, а превращение в лягушку было изображено его кулаком, скачущим под световым лучом. Вместо золота Рейна был использован цветной картон золотого окраса из детского школьного набора. В сцене выкупа, по сюжету, Фрею должны полностью обложить золотом, чтобы за ним её не было видно. 4 золотые картонки, которые держал Тор, Логе и сама Фрея, закрыли героиню в области груди... Кольцо почему то решили взять настоящее.

 

 

В общем, напоминало это все детскую самодеятельность в местных домах культуры. Почему такую самодеятельность решили проявить именно при исполнении оперы Вагнера, сказать трудно, однако режиссёр концерта Ася Чащинская даже вышла в конце на поклон.

 

По части исполнения маститая мужская часть полностью перекрывала всех женщин. Это касается и так горячо принятой всеми Анны Ларсон (Эрда), которую все в один голос назвали царицей вечера. Вот только пела царица так себе. Неторопливый, фатальный монолог Эрды звучал с подскрипываниями и абсолютно не легато, которое в этом отрывке должно быть просто исключительным.

 

 

Однако если бы только этими проблемами ограничилась Александра Дурсенева (Фрика), вечер был бы намного приятнее. Её голос, извлекаемый неизвестно из каких инфернальных глубин, просто сражал наповал своим гундением, расхлябанностью и... даже не стоит пытаться охарактеризовать его - такое не поддаётся описанию. Благо, у Фрики в «Золоте Рейна»  мало текста. Если бы пришлось слушать с этим "чудом света" пятнадцатиминутный дуэт Фрики и Вотана из «Валькирии», была бы необходима скорая помощь.

 

Самой "терпимой" певицей вечера стала Любовь Петрова, исполнившая роль Фреи. Голос ее достаточно студенческий, но без невероятно индивидуальных убийственных черт, как у Дурсеневой. Жаль, что Фрика поёт намного больше Богини любви.

 

Зато мужчины в этот вечер отличились бархатными, крепкими голосами, и кто-то даже трактовкой. Сергей Лейферкус сделал Альбериха не похожим ни на кого другого, цепляющим за душу. Йоханес Ройтер играл не столь удачно, но пел Вотана очень достойно. Всеволод Гривнов, которого все почему-то очень невзлюбили за красный пиджачок и крикливую манеру пения, очень вдумчиво провёл всю роль и сумел выразить это в вокале... Да и кто сказал, что у Логе должен быть голос Зигмунда? 

 

Настоящими героями вечера стали два великана: Вадим Кравец и Эндрю Харрис. Прекрасные голоса, хорошая манера исполнения и подача материала покорила зрительный зал.

 

И все же, несмотря ни на что, думаю, каждый в этот вечер получил огромное удовольствие, послушав вживую прекрасное творение великого композитора.

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.