"Город будущего", или Мечты о прекрасном

 

Шоу Олимпийских чемпионов, в первую очередь, конечно, мероприятие семейное, предназначенное для детей и их родителей. Уникальность его заключается в совмещении элементов атлетики и танца. Помимо мастеров спорта по гимнастике, таких, как Маргарита Мамун, Яна Кудрявцева, Дарья Спиридонова, Никита Нагорный, Александра Солдатова и Юлия Бравикова, в Шоу 2017 года впервые приняли участие артисты балета – Олег Габышев, ведущий солист театра балета Бориса Эйфмана, и солистка Мариинского театра Оксана Бондарева.

 

 

Главная героиня постановки – девочка лет десяти. Драматургия спектакля максимально бесконфликтна, повествование выдержано в духе несколько наивного футуризма; воображаемое будущее проектируется, в основном, без привязки к реальным предпосылкам сегодняшнего дня и стилизуется под детскую фантазию. Привычный конфликт научной фантастики убран совершенно: противоречия между техническим прогрессом и идеалистическим гуманизмом отсутствуют, и это подчёркивается. Постоянно упоминается, что в Будущем люди будут так же искать романтической любви, традиционных семейных отношений, искусств и поэзии. Робот Теспиан, герой постановки, упоминает, что механизмы несовершенны, ведь андроиды не умеют мечтать и переживать – концепция, конечно, симпатичная своим антропоцентризмом, но очевидно утопическая и даже несколько сентименталистская.

 

 

Симптоматично, что в постановке Шоу основной «соседкой» Земли по Солнечной системе оказывается Венера, тогда как центральной планетой советского космологического мифа был Марс: «И на Марсе будут яблони цвести». Сложно не считывать символику: Венера, как «женская» планета, будет ассоциироваться с гармоничным и прекрасным – в противовес «мужскому» Марсу и брутальной романтике колонистских завоеваний, ему сопутствующей. Таким образом, индустриальная, урбанистическая эстетика «мира, населённого роботами» с его прорывами в научно-техническом прогрессе и достижениями космической программы для постановки не самоценна сама по себе, но оказывается скорее внешней оболочкой для идиллической «начинки» из всеобщей любви, красоты и гармонии. Никакой социальной антиутопии, никаких игр ума в политологические теории; вопрос о том, нужна ли в космосе ветка сирени, однозначно решён в пользу сирени.

Такой подход к решению идейного посыла вызывает неотвязные ассоциации с этикой и эстетикой последней трети XX века. Когда после «космических шестидесятых» наступило очередное разочарование человечества в прогрессе – или, точнее, в рационалистических способах достигнуть этого прогресса, – на смену «физикам» пришли «лирики», и интеллигентская рефлексия о том, как сохранить в себе человека и что вообще делает человека человеком, которая заменила риторику научного скептицизма. Очевидно, что наследие этих времён в нас ещё живо: терять добытые космические рубежи никому не хочется, но «гуманитарная» патетика всё-таки превалирует над «технической» стороной вопроса.

 

 

Вместе с тем есть в Шоу и что-то ренессансное – даже помимо упомянутого антропоцентризма. В искреннем любовании силой и ловкостью человеческого тела, в радости физической красоты, в честном преодолении себя ради достижения высот существует всё-таки нечто очищающее, инстинктивно связанное с переживанием античного ещё спортивного праздника, некое личное перезаключение завета – современного человека со своими природными истоками, с первым налётом культуры и процесса цивилизации.

 

Возможно, канун Нового года так и следует справлять: напоминая себе, кто мы и что мы можем – и проводя время с семьёй.


 

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.