"Слепок" Дианы Вишневой: танцевальные беседы о теле и мироздании



Рассказывать о фильме "Слепок" довольно непросто, потому что создатели фильма сделали это раньше (и лучше) всех остальных. Сайт проекта настолько изобилует фактами, пояснениями, биографиями, видеоинтервью и кадрами, что вполне сам по себе является интересным предметом изучения, особенно для тех, кто в кинотеатр попасть не сможет (фильм будет показан в 12-ти городах России). Тем не менее, если вернуться к предложенной информации уже после просмотра, вдруг становится ясно, что и фильм прекрасно существует и успешно ведет беседу со зрителем без постоянной опоры на методические материалы.


Манифест фестиваля Context. Diana Vishneva (именно эта команда занималась созданием фильма) звучит так: "Своей глобальной миссией фестиваль Context. Diana Vishneva видит повышение уровня российской современной хореографии, ее интеграцию в мировой контекст. Фестиваль стремится помочь зрителю понимать язык танца, увидеть современную хореографию как мир, где важна не только форма, но и смыслы, заложенные хореографом и артистами". Иными словами, главная задача фестиваля не развлечь аудиторию разнообразной театральной и киноафишей, а просветить.


Фильм "Слепок" (режиссер Андрей Сильвестров) служит абсолютно тем же образовательным целям. Чтобы понять и принять замысел авторов, недостаточно просто любить кино, танец или Диану Вишневу. Недостаточно прийти в кинотеатр на час и легко выпорхнуть в шумный город по своим делам после приятного околотеатрального досуга. Нужно быть готовым погрузиться в контекст мировой культуры и во время просмотра постоянно анализировать увиденное с точки зрения интеграции разных видов искусства. Так фильм становится объемнее, масштабнее и серьезнее, а зритель после просмотра еще долго может рассуждать о смыслах, задаваться вопросами и делать собственные выводы.



Пять эпох, пять хореографов


Пять хореографов — финалисты и участники Конкурса молодых хореографов фестиваля Context. Diana Vishneva разных лет — исследовали пространство Пушкинского музея. Каждому "досталась" определенная эпоха, в идеи которой хореографы встраивали свой танец.


Зал Древней Греции Константин Семёнов населил мифическими существами. На первый план вышла Медуза Горгона (Диана Мухамедшина), превратившая своим криком всё живое вокруг в статуи, а к ее танцу присоединились условные сатир (Артём Хромых), кентавр (Андрей Остапенко) и нимфы (Анастасия Пешкова и Мария Заплечная). Главными языками движения стали неоклассика и гага, лучше всего отразившие игривость и изящность античных скульптурных шедевров. Эстетики добавила обработанная струнная музыка и лаконичные костюмы, обтягивающие серые купальники у девушек и высокое бельё у мужчин, которые подчеркнули скульптурность балетных тел и гармонично вписали их в коллекцию мраморных статуй.



В Древнем Риме Андрей Короленко порассуждал о том, насколько данная эпоха наполнена жаждой завоеваний и расширения империи. Начав с дуэта Ромула и Рема (Иван Сачков и Васко Насонов), вскормленных Капитолийской волчицей, хореограф ввел в историю третьего "брата" (Антон Шишкин) и заставил их бороться за территорию, преимущественно в технике Floor work – расслабленному, мягкому, но сложному скольжению по полу и гладкому перемещению за счет разных поверхностей тела. В ко