Соня Йончева: "Иоланта занимает в моём сердце всё больше места"

 

 

Болгарская оперная певица Соня Йончева исполняет партию Иоланты в новой постановке Дмитрия Чернякова, который объединил два шедевра Петра Ильича Чайковского – оперу “Иоланта” и балет “Щелкунчик” – в единый, целостный спектакль на сцене Парижской оперы. К сожалению, Соне не удалось приняться участие в онлайн-разговоре с Марьон Барбо и Марин Ганьо в начале марта, однако певица с удовольствием ответила на вопросы зрителей в интервью, которое мы предлагаем вашему вниманию.

 

Вы знали историю Иоланты в детстве?

 

Нет, совсем не знала. Я никогда не слышала о ней ранее. Я открыла эту историю вместе с оперой и была очарована. Я очень быстро поняла, что это не сказка и не утопия: в этом произведении очень много глубины, чувства, скромности, невысказанных страданий, а также запретных тем и социальных проблем… Я была ошеломлена этой историей.

 

Часто говорят, что “Иоланта” – единственная опера Чайковского со счастливым концом. Вы согласны?

 

Да, согласна. Жизнь Иоланты темна. Опера рассказывает обо всех сомнениях, что мучают молодую девушку, и об отце, который изолировал её от мира в этом доме и не хочет показывать её никому… В начале истории Иоланта очень страдает: её чувства расцветают, жизнь проходит мимо, и она ничего не знает об этом мире. Я нахожу эту ситуацию очень трагичной. И моя героиня достойна счастливого финала!

 

 Соня Йончева в спектакле "Иоланта/Щелкунчик" в Парижской опере, © Agathe Poupeney / OnP

 

 

Дмитрий Черняков объявил, что “Иоланта” и “Щелкунчик” будут двумя частями одного спектакля. Певцы и танцовщики вместе выйдут на сцену?

 

Да, верно. В одной из частей спектакля мы все появимся на сцене. Я не хочу говорить больше, поскольку каждый должен увидеть этот спектакль сам. Он очень хорошо поставлен и оркестрован. Я думаю, переход от Иоланты к Щелкунчику – ход гения.

 

Что Вы думаете о постановке Дмитрия Чернякова? Вам она нравится? Вы чувствуете себя на своём месте в его интерпретации “Иоланты”?

 

Да, абсолютно. Когда мы начали репетировать, я решила доверять ему на 200 процентов. Он рассказал мне о своём видении образа Иоланты, и я подумала, что он очень проницателен и точен в понимании того, что скрыто меж строк: сомнения Иоланты, семейное и социальное напряжение. Я люблю эту постановку, правда. Я поздравила Дмитрия уже тысячу раз. Я думаю, он человек будущего. Он видит то, что мы, люди мира оперы, пока не способны видеть.

 

 «Iolanta / Casse-Noisette» - Teaser

 

 

Как проходили репетиции? Как Дмитрий Черняков руководит артистами?

 

Напряженно. С каждой репетиции я уходила, как мы говорим в Болгарии, как выжатый лимон. Не оставалось никакой энергии, но в то же время я была эмоционально заряжена. Я приходила домой с мыслями в голове, я не могла спать. На некоторых репетициях мы все плакали, это было что-то вроде терапевтического сеанса.

 

Работать с Дмитрием очень интересно. Я бы пожелала молодым людям, собирающимся стать режиссёрами или исполнителями, посетить репетиции Дмитрия Чернякова.

 

В опере “Иоланта” главная героиня слепая, и она не знает об этом, так как отец скрыл от неё её недуг. Вам было трудно изображать слепую женщину?

 

Да, сначала было очень трудно, и сложность заключается не только в том, что Иоланта не видит. Конечно, нужно найти определённый угол зрения, чтобы создать эффект отсутствующего, рассеянного взгляда. Однако самое сложное – изобразить движения тела слепого человека. Я наблюдала за слепыми людьми. Даже в знакомой обстановке они двигаются не так, как остальные. Что-то внутри у них всегда остаётся на чеку, как огонь подо льдом. Некоторое время я пыталась найти это ощущение. Теперь мне кажется, я нашла решение, по крайней мере, моё решение.

 

Сложно было моим партнёрам, особенно тогда, когда я обрела правильный язык тела. Коллег озадачивал мой взгляд и странное выражение лица.

 

Их персонажи должны сосуществовать с моей героиней, живой и мертвой одновременно. С Иолантой возможно лишь небольшое взаимодействие, с ней ты всегда один. И, конечно, Иоланта всегда остаётся одна, даже если находится с кем-то. Это трагедия её слепоты в сочетании с уединением и неведением.

 

Мы хотели показать разрушение одиночества шоком любви и света. Это очень деликатный вопрос, поэтому мы работали вне рамок традиционного оперного стиля и сделали оперу более кинематографичной. Всё должно быть очень точным и основываться на искреннем внутреннем чувстве. Способ работы Дмитрия напоминает приёмы фильммейкеров.

 

Как Вы относитесь к этой великой опере Чайковского, ведь Ваши главные партии сейчас – Виолетта в опере "Травиата" и Мими в опере "Богема". Как Вы думаете, эти роли похожи?

 

И да, и нет. Мне кажется, единственное общее у этих героинь – то, что все эти женщины проходят через меня и моё тело. Кто-то может сказать, что во мне живет несколько женщин! Каждый раз, когда я играю их, я стараюсь быть собой. Так я могу стряхнуть пыль с этих классических персонажей и внести в образы героинь что-то новое. Я не фанат традиционных оперных постановок, вот почему я и Дмитрий нашли общий язык во время работы над этим спектаклем.

 

Соня Йончева в опере "Травиата", 2015 год, Staatsoper de Berlin, © Bernd Uhlig

 

 

Какой Ваш персонаж больше всего тронул Вас?

 

Виолетта в опере "Травиата". Но, хочу сказать, со временем Иоланта занимает всё больше места в моём сердце. Вы знаете, всё зависит от драматургии. Если Иоланта так трогает меня, то это тоже благодаря интерпретации Дмитрия. Он заинтересовал меня своей трактовкой её образа. Иоланта очень трогательная из-за своей веры в любовь и смелости. Её желание открыть мир мучительно. Эта юная девушка заключена в золотую клетку. Её отец пытается компенсировать заключение дочери созданием идеального окружения. Но все эти дамы и тётушки не любят её, они с ней, чтобы служить ей, им платит её отец, чтобы они так вели себя. С помощью Водемона Иоланта встречает истинную любовь, и это даёт ей силу познать настоящий мир, несмотря на то, что неизвестность пугает. Я бы сделала то же самое на месте Иоланты.

 

Думаю, только любовь имеет силу поменять нашу жизнь. Она может открыть нам глаза, вернуть к жизни, а также убить. Чувства – это могущественное оружие, играть с ними опасно и в то же время захватывающе. Исследование безграничного множества эмоций, вызванных любовью, – то, что интересует меня в моей работе больше всего.

Источник: https://www.operadeparis.fr

Интервью: Milena Mc Closkey

Перевод: Юлия Пнева

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.