Танцы в белом, бежевом и сером


В Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко состоялась премьера балетов «Сюита в белом» Сержа Лифаря, «Маленькая смерть» Иржи Килиана и «Вторая деталь» Уильяма Форсайта. Ни один из них не нов для Москвы. «Сюиту в белом» привозила на гастроли Парижская Опера, кроме того, существует несколько полных видеозаписей спектакля. «Вторую деталь» танцевал и показывал на «Золотой маске» Пермский балет. «Маленькая смерть» долгое время шла в самом Музыкальном театре. Интерес к премьере сосредоточился, таким образом, не на постановках, а на том, как справится с ними труппа в своем нынешнем составе.

Справилась по-разному.

Во «Второй детали» каллиграфически точный танец Наталии Клейменовой, Оксаны Кардаш и Максима Севагина соседствовал с мелькавшими время от времени неуместными классическими позировками. Частные огрехи во многом компенсировала общая увлеченность артистов. Но никакой энтузиазм не мог преодолеть сопротивление материала. Балет Форсайта так и остался совокупностью фрагментов, повторяющих обычные приемы этого хореографа и соединенных между собой на живую нитку.

Ряд ожидаемых и неожиданных исполнительских удач принесли сольные номера «Сюиты в белом». В «Теме с вариациями» с лучшей стороны раскрылась Мария Бек – сильные, отчетливые движения явили ту поэзию классики, которая рождается из прозы ежедневного экзерсиса. Там же в мужской двойке выделился вдохновенными, «душой исполненными» полетами Сергей Мануйлов. Александра Дорофеева резво и живо протанцевала Pas de cinq. А уступившая ей в беглости мелких па Анастасия Лименько показала больше картинной женственности. Предсказуемо хороша была в обеих своих партиях Оксана Кардаш. В «Сигарете» ее красивейшие стопы ударяли об пол острым носком и до предела вытягивались во время заносок, руки аккомпанировали танцу мягкими полувосточными пор де бра. Тело безусильно закручивалось в пируэты, легко скользило в большие позы и опускалось на колено, сообщая особую меланхоличную грацию чувственным пассажам «Флейты». Георги Смилевски повернул в сторону академизма заостренный рисунок мужской «Мазурки» – в его исполнении это жеманно-ироничное соло выглядело роскошной классической вариацией. Тот же дух академической классики торжествовал в адажио, станцованном Смилевски с Екатериной Ивановой во втором составе: позы и сольные движения кавалера бесконечно множили мотив поклонения Прекрасной даме.

«Сюита в белом» представила труппу Музыкального театра собранием непохожих, равно интересных индивидуальностей. «Маленькая смерть» преобразовала ее в ансамбль, действующий на сцене как единое целое.