Игорь Стравинский Superstar



Под закрытие сезона Мариинский театр решил похулиганить, представив сочинения Игоря Стравинского «Байка. Мавра. Поцелуй феи». Достоверно описать происходящее представляется возможным исключительно на молодежном сленге: герои флексили и чиллили (танцевали то выпендрёжно, то расслабленно), а вполне серьезные эпизоды были наполнены гэгами (шутками), от которых весь зал рофлил (заливался смехом) – и всё это на главной сцене культурной столицы, где за два часа пять минут было всячески доказано, что музыка великого композитора современна как никогда, а он сам - вообще "свой в доску кореш". Но обо всем по порядку.


2021 год объявлен Мариинским театром Годом Стравинского. Так театр отдает дань памяти великому композитору спустя 50 лет после его смерти в 1971 году. В одноименном фойе Мариинского-2 расположилась небольшая выставка личных вещей семьи Стравинского из их дома на набережной Крюкова канала напротив Мариинского театра. Здесь же установлена картонная фигура мастера в полный рост, снятая с фото примерно 1910-11 года, когда композитору было 28-29 лет: в «своем» фойе посетителей встречает молодой франт в белоснежной рубашке, черном фраке и цилиндре. Но на этом торжественные и возвышенные настроения, в принципе, заканчиваются: с афиши и супер-занавеса на зрителя смотрит старец в черных солнечных очках, больше похожий на Карла Лагерфельда или рок-звезду.


Именно в этом образе маэстро и внедрен в действие первых двух оперных произведений, "Байки" и "Мавры", где он о чем-то активно спорит с Дягилевым (довольно стройным, чтобы его узнать с первого взгляда), играет для импресарио на рояле, они жмут друг другу руки, а в следующей сцене яростно ругаются, разбрасывая по сцене листы партитуры.



Все три произведения так или иначе не имели большого успеха в годы написания, поэтому то, что происходило на сцене Мариинского театра 11 июля 2021 года, больше напоминало диалог с ожившим Стравинским, которого создатели нынешней премьеры стараются убедить в перспективности своих режиссерских решений:


И.С. писал в своей "Хронике": "Первое представление "Мавры" и "Лисы" в Парижской опере состоялось 3 июня 1922 года. Увы! Меня ждало горькое разочарование: злополучная "Мавра" и бедная "Лиса" попали в такое окружение, которое стало для них роковым. Будучи составной частью одного из спектаклей «Русских балетов», оба мои камерные произведения оказались насильственно вкрапленными между пышными балетами, которые входили в репертуар дягилевского сезона и особенно привлекали широкую публику. Гнет такого соседства, огромная сцена Гранд-Опера, а также характер аудитории, состоявшей главным образом из пресловутых «абонентов», – все это вместе взятое привело к тому, что обе мои вещицы, и в особенности Мавра, оказались совершенно не к месту”.


Мариинский: "А мы поставили "Байку" и "Мавру" первыми в программе, они задают тон всему вечеру. Более того, они объединены в один масштабный блок, танцующие герои из "Байки" — Лиса, Кот, Баран, толпа в спортивках и даже лисий гроб — перебираются в "Мавру", и всё это действие смотрится цельно, органично, смешно и полноформатно. Большое пространство Мариинского-2 их не портит эти камерные оперы благодаря сценографии Альоны Пикаловой, которая возвела двухэтажную конструкцию на сцене, на разных уровнях которой поют, танцуют и даже крутят стрим видеоигры, так что у зрителя просто нет шанса заскучать или ждать чего-то иного, потому что здесь есть вообще всё".