Миф о "Травиате" в Komische Oper Berlin


1 декабря в Komische Oper Berlin состоялась премьера оперы "Травиата" в постановке Николы Рааб. По информации, предоставленной пресс-службой театра, это, как ни странно, первое для труппы исполнение шедевра Верди на итальянском языке.

Думаю, каждый поклонник оперы слушал "Травиатy" не менее 20 раз, но все же каждая новая постановка притягивает внимание меломанов, желающих вновь погрузиться в историю жертвенной любви той, кого люди считают "падшей".

По словам режиссера Николы Рааб, в своей "Травиате" она стремилась показать в образе Виолетты сильную женщину, страдающую от одиночества и борющуюся с силой судьбы. Думаю, именно поэтому действие не погружено в какую-то конкретную историческую эпоху. Так, Виолетта то носит платья образца XIX века с фижмами и корсетами, то появляется в деловом костюме наших дней. Правда, постановка Рааб несколько "грешит" некоторыми отсылками к инста-"Травиате" Саймана Стоуна в Париже: прежде всего, ее Виолетта также связана с дигитальным миром - она работает веб-моделью. Вечера она проводит, сидя перед компьютером и демонстрируя свои прелести интернет-клиентам, с некоторыми из которых затем встречается и в жизни. Мужчины, пришедшие на вечеринку к Флоре, как становится ясно, в поисках "любви на час", не отрываются от телефонов: они и снимают, и строчат сообщения, и любуются "красотами" виртуальных дам. Есть в этом что-то от "Одиночества в сети", не правда ли? Никола Рааб также демонстрирует кадры фильма "Дама с камелиями" с Гретой Гарбой и Робертом Тейлором, которые, думается, воплощают мечты Виолетты о большой любви. Время действия здесь не имеет значения, потому детали разных эпох свободно сосуществуют вместе, придавая истории вневременной характер.

Однако не могу сказать, что в этой постановке режиссер продемонстрировал какую-то свежую трактовку образов или новый взгляд на события. В общем-то, это довольно классическая интерпретация оперы Верди, которая отличается от других разве что костюмами: как обычно, здесь присутствуют нарочитая демонстрация болезни героини (листки с рентгеном легких Виолетта повсюду носит с собой и даже пишет на них письма), вызывающий образ на балу после ухода от Альфредо (высокие сапоги с шнуровкой и прозрачная юбка платья); странноватая служанка, которая как будто знает то, что не знают остальные, и грозный папаша Жермон, одетый во все черное. В общем, ничего нового, хотя постановку можно назвать красивой (чего только стоит сцена второго акта с великолепными золотыми листьями!), вот только некоторые мизансцены меня смутили своей нелогичностью и несоответствием либретто.

Финал "Травиаты" поставлен довольно банально и у Рааб, и меня это уже начинает раздражать: очень надоело смотреть на Виолетту, которая в чем мать родила, с черными кругами под глазами, шатаясь из стороны в сторону, пытается ходить по сцене, падает, снова поднимается и опять куда-то идет. И каждый раз неприятно поражает, что у нее нет кровати, и она проводит время, лежа на полу, даже после прибытия Альфредо. Ну господа, разве это реалистично, скажите? Ведь любой любящий человек, увидев больную в подобном состоянии, мгновенно перенес бы ее хотя бы на диван (он обычно присутствует) и укутал бы одеялом. Так зачем эти крайности?

Певцы, задействованные в премьере, однако, были хороши. Наталья Павлова, певица Мариинского театра, обладает очень свежим и юным голосом, наполненным и на нижних нотах, и наверху, однако порой мне казалось, что ей не хватало какой-то живости, подвижности, даже в какой-то степени рисковости. Ария "Sempre libera", которая для меня своеобразный всплеск шампанского, прозвучала технически достойно, но довольно однообразно, без особого блеска и скучно. Возможно, Наталья - певица более драматического амплуа, поскольку трогательная "Ditte alla giovine" была спета с необыкновенным чувством и заставила меня плакать. В последнем действии Наталья почему-то напомнила мне Венеру Гимадиеву в лондонской постановке "Травиаты" - их Виолетты похоже даже внешне! С удивлением обнаружила впоследствии, что они знакомы и даже дружат. Совпадение?

Гюнтер Папендел замечательно выступил в партии Жермона. Я слышала этого певца и прежде, и его голос тогда не отличался гладкостью и кантиленой, но в этот раз певец был совершенно иным. Артист показал различные динамические оттенки своего приятного баритона, который на этот раз звучал очень сглажено и мягко. В арии "Di provenza il mar" в голосе Жермона слышались слезы и необыкновенная нежность к любимому сыну, казалось, отец всю свою душу вложил в слова, призванные вернуть Альфредо в лоно семьи.

Иван Магри вполне соответствовал образу юного и восторженного Альфредо и внешне, и по темпераменту, однако его пение оставляло желать лучшего: в голосе певца было очень много крика, треска, надрыва, даже там, где этого не требовалось. Сложилось впечатление, что Иван испытывал сложности с партией и боролся сам с собой.

Новая "Травиата" Николы Рааб не разочаровала, но в то же время и не наполнила чем-то новым, не дала пищу для раздумий, не запомнилась и показалась уже виденной ранее. Тем менее, думается, она понравится тем, кто будет смотреть эту замечательную оперу в первый раз.

Фотографии: Iko Freese / drama-berlin.de

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.