Анна Нетребко дебютировала в партии Турандот


Певица неоднократно исполняла выходную арию жестокой китайской принцессы на концертах, записала ее для Deutsche Grammophon и вот наконец-то на сцене Баварской оперы воплотила на сцене всю партию.

Дебют Анны Нетребко в роли Турандот состоялся 28 января в постановке Карлуша Падриссы, где половина партии принцессы отсутствует. Как известно, "смерть остановила руку мастера", не дав Джакомо Пуччини завершить его шедевр. Исполнительница в этой версии минует катастрофически трудной сцены дуэта с Калафом, написанной Франко Альфано. Совпадение это или нет - остаётся только догадываться, однако те 15 минут, в которые вмещается партия Турандот в этой версии, были проведены Анной на очень достойном уровне.

Голос Нетребко заполнял зал, звуча собрано во всех регистрах, вокальная линия была очень ровная. Исключением были только крайние верха (си второй, до третьей октавы), на которых певица уходила "в открышку", при этом, однако, не теряя звучности. Хорошо были проработаны и донесены динамические оттенки партии: fortefortissimо, перекрывающее хор и оркестр на словах "Mai nessun m’avra" в финале 2 действия, саркастичное piano в сцене загадок и легкое mezza voce в диалоге с Лю. Так же порадовала дикция певицы: каждое слово было понятно, независимо от тесситуры.

Но самое главное достоинство для автора данной рецензии - это, конечно же, созданный образ.

Если не уходить глубоко в философию в попытках отыскать психологический портрет Турандот, её идейную сущность, мотивировку действий, привязанную к какой-то конкретной идее раскрытия персонажа, и так далее... так вот, если во все это не вдаваться, то образ китайской Принцессы-тиранки довольно прост. Прост по форме выражения, по логике событий, по сверхзадаче, по перспективе роли. Холодное злое существо со вспышками ненависти и мстительного гнева с парой приступов отчаяния, с несколькими наплывами коварства и, наконец, с одной только трудностью - продемонстрировать глубокий перелом всего этого в третьем акте... а затем, опять же, чувство настоящей любви, заполнившей собой всё.

Но, как правило, вся эта простота и ясность гибнет в неумелых попытках "нагромоздить" этот образ, добавить кучу неуместной отсебятины. При огромном количестве мелких ужимок, суетливости и невнятности теряется самое главное - достоинство, властность, царственность, присущие этой роли. Турандот с мелкими ужимками представить можно. Бесхарактерная Турандот с местечковыми выпадами - нонсенс.

Почти все создаваемые Анной образы выглядят на сцене очень убедительно благодаря её органичности. Не имея яркого драматического таланта, она, однако, очень просто и свободно изображает своих героинь, отталкиваясь лишь от того, что написано автором или предложено режиссером - не углубляясь в подземные течения ролей (например, идейно-философский и социальный контекст), но и не нагромождая их своими додумываниями и придумываниями.

Большую роль во всем этом играет и внешность артистки. В искусстве оперы она не является основным критерием, но видеть по-настоящему красивую Турандот всегда радость и удовольствие.

Селена Дзанетти (Лю) в первом акте особо не выделялась, хотя достаточно хорошо исполнила арию "Signore, ascolta". Но зато третий акт полностью принадлежал ей, что на общих поклонах подтвердила бурная волна аплодисментов и топота на выходе певицы. Остальные артисты получили в свою сторону гораздо меньшие овации от публики.

Юсиф Эйвазов в тот вечер был не в форме настолько, насколько это возможно. Более или менее адекватно прозвучали в его исполнении обе арии Калафа, особенно удалась вторая, так часто им исполняемая и хорошо впетая. Всё остальное звучало просто невыносимо. Голос постоянно срывался, терял позицию и опору, хрипел и сипел. Скорее всего, в этом виновно резкое похудение, так сильно отразившееся на вокале певца.

Одним из самых ярких героев вечера был Тимур в исполнение Александра Цимбалюка. Его громогласный голос и прекрасная игра придали весомость образу старца, которого так часто из-за плохого исполнения хочется отнести к третьестепенным персонажам. Здесь же он действительно был четвёртым главным героем, как это и должно быть.

Самым неприятным компонентом вечера стал оркестр под управлением Джакомо Сагрипанти. Возможно ли хотя бы вообразить себе такое ужаснейшее исполнение? Нет. Зато в этом представлении его можно было услышать. Музыка этого гениального творения Пуччини, которая так крепко и сильно слита с вокальными партиями и так ярко выражает собой все драматические процессы произведения, превратилась в копию звучания рабочего процесса на металлургическом заводе. Даже там, где должно звучать fortefortissimo, звучал треск инструмента, не выдерживающего напора на него.

О режиссуре сказать практически нечего. Типичная современная постановка, напичканная всем тем, что только можно впихнуть. Про каток на сцене говорил ещё Шаляпин, описывая впечатления от первых увиденных им постановок опер, а нас и по сей день пытаются этим удивить. А цирк (в прямом и переносном смысле) - это вообще удел оперы в наши дни.

Но все же главное событие - дебют Нетребко в Турандот - прошёл отлично. На этом и закончим.

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.