Виктория Терешкина: "Я не могу танцевать только классику"


30 января в Dom Boutique Hotel прошел театральный вечер «Тройной Дайкири», где кроме показа фильма Иннокентия Иванова "Легенды балета. Михаил Фокин" (телекомпания "Телеинвест", 2019) состоялся public talk с прима-балериной Мариинского театра, народной артисткой России Викторией Терёшкиной. Виктория не только охотно беседовала с Ольгой Угаровой и Иннокентием Ивановым, но и ответила на два вопроса Voci dell'Opera. Представляем вам выборку наиболее интересных ответов с прошедшего мероприятия.

Ольга Угарова (далее О.У.): Известно, что помимо того, что в репертуаре Виктории полный спектр классических партий, она очень любит работать с молодыми хореографами. И надо отметить, что молодые хореографы очень ей за это благодарны, потому что они всегда без страха идут к ней и знают, что Виктория на любой вызов откликнется очень позитивно. Вопрос: С чем связана Ваша любовь к современной хореографии и к молодым петербургским хореографам, которые сейчас пытаются что-то нащупать на родной почве, на родной сцене Мариинского театра?

По поводу нашей мастерской ежегодной я считаю, что это потрясающий проект Мариинского театра, это огромная возможность для начинающих хореографов. И каждый раз мне очень приятно, что хореографы выстраиваются ко мне в очередь. Я уже даже дала себе такое обещание, что не могу согласиться участвовать у всех, поэтому кто первый ко мне подойдет — тому и дам согласие. И каждый раз есть надежда, что «а вдруг» это будет тот самый балет, который будет ассоциироваться с моим именем.

Единственное, что я спрашиваю у хореографов, какая будет музыка и какие будут костюмы, потому что для меня это имеет огромное значение. С другой стороны, иногда одолевают такие каверзные мысли: «А вдруг они обращаются ко мне потому что у меня есть определенный статус, и они понимают, что мое участие в их спектаклях — это как бы «беспроигрышный вариант». Но, с другой стороны, например, Юрий Смекалов говорит: «Ты рождена для балета». Конечно, это как мед в уши, я это слышу и мне очень приятно.

Недавно я согласилась выучить хореографию уже существующего балета Ильи Живого «Времена года», потому что каждый раз идя по нашему балетному коридору, я слышала в репетиционном зале музыку Макса Рихтера на знаменитую музыку «Времена года» Вивальди, и каждый раз мне хотелось остановиться и дослушать ее до конца. Внутри происходит восприятие очень близкое мне. Илья, конечно, поначалу уговаривал, а я говорила: «Ну не знаю, может быть... А когда? А что?» И Юрий Валерьевич (Фатеев — прим.ред.) сомневался: «Тебе это нужно? Ты хочешь в этом участвовать?», я говорю: «Да, я хочу, мне интересно». И вот так каждый раз я ищу себя, то здесь, то там. Это очень интересный опыт, и, вы знаете, когда сидишь на жесткой диете, всегда хочется съесть гамбургер. Поэтому я не могу танцевать только классику, мне интересно пробовать все. Долго танцуя классику, я начинаю скучать по современной хореографии, танцуя современную хореографию — начинаю скучать по классике. И я очень рада, что в Мариинском театре такой репертуар. Мне очень повезло, поэтому я очень счастлива.

Иннокентий Иванов (далее — И.И.): Виктория, почему в репертуаре, скажем, Мариинского театра практически нет современных сюжетных балетов? В Большом театре есть «Герой нашего времени», есть «Нуреев», что-то еще. Наши же хореографы, такое ощущение, что работают без либреттиста. В их балетах обычно нет сюжета, это набор красивых движений, поставленных под музыку.

Я боюсь, что это, к сожалению, те рамки, в которые загнали наших хореографов. У них, порой, не бывает такой возможности, потому что Валерий Абисалович решает этот вопрос, без его решения никогда не обходится... Бывает слишком дорогой бюджет, или права на музыку нужны какие-то, или нет нот, то есть хореограф, бывает, вкладывает свои финансы, чтобы премьера состоялась.