"Золушка": и чудеса, и любовь



Михайловский театр традиционно начинает новый сезон со сказок: в сентябре в нее погрузилась вместе со зрителями юная солистка театра Анастасия Смирнова, которая впервые станцевала в балете «Золушка» заглавную партию.


Выпускницу Академии им. Вагановой, ученицу легендарного педагога Людмилы Валентиновны Ковалевой можно назвать баловнем балетной судьбы: свой первый театральный сезон после alma mater она начала со статуса солистки в Михайловском театре, где почти сразу же вышла на сцену в партиях Китри и Лауренсии. Второй сезон стал для нее погружением в репертуар Мариинского театра, но балерине хотелось расширять горизонты, и – о чудо! – она вернулась на площадь Искусств, стала лауреатом престижного Московского конкурса артистов балета, станцевала Одиллию в «Лебедином озере». Свой третий профессиональный сезон балерина открывает дебютом в балете классика Ростислава Захарова «Золушка».


Захаров поставил «Золушку» Сергея Прокофьева в 1945 году в Большом театре. Михаил Мессерер при воссоздании балета в Михайловском театре сохранил первозданную атмосферу спектакля Большого в обрамлении сценографии Петра Вильямса, которая теперь со знанием дела реконструирована Вячеславом Окуневым. Тем не менее, постановщики мастерски придали сценическому полотну ощущение сегодняшнего дня. Кружева, атлас, напудренные парики, камзолы – все осталось на своих местах и на волнах прокофьевских вальсов неизбежно погружает зрителя (даже самого сурового скептика) в мир грез, как в легендарной послевоенной киноленте «Золушка» с Яниной Жеймо в главной роли.


«Золушка» Михайловского театра – это верность стилю, безупречному языку классического танца и, конечно же, заветам самого Захарова, который в середине XX века по-новаторски избегал пантомимы и наполнял спектакли насыщенной танцевальностью, требующей одновременно и виртуозного владения техникой, и артистического дарования.



Именно первоклассную технику в сочетании с артистизмом и продемонстрировала в своём дебюте Анастасия Смирнова, искрящаяся не только юностью и шармом, но и жарким темпераментом. «Золушка» для нее – выход из зоны комфорта и новое лирическое амплуа. Готовиться к роли балерине помогала экс-прима Мариинского театра Дарья Павленко.


С первого появления образ Смирновой контрастирует с гротесковой пластикой сводных сестер и Мачехи, балерина бросается в глаза редкой естественностью. Никакой искусственности жеста или утрированных мимических приемов – балерина запоминается не нарочитой пантомимой, а легким балетным корпусом и мелодичностью пластики. В первом акте мы знакомимся с Золушкой, по-детски трепетно встречающей царственную волшебницу в исполнении прима-балерины Екатерины Борченко и принимающую дары от фей времен года. Образ Золушки, наполненный теплом и непринужденностью, роднит сказку с нами и стирает невидимую границу между сюрреалистичным миром на сцене и зрительным залом. С одной стороны – мы внутри фантасмагории (благодаря в том числе инновационным 3D-декорациями Глеба Фильштинского, которым подвластны и дворцовые парадные часы во втором акте, и кругосветное путешествие – в третьем), с другой – мы будто очень хорошо знаем эту девочку, всем сердцем стремящуюся на бал, чтобы закружиться в своем главном вальсе.



Второй акт открывается фейерверком во дворцовом парке и плотной россыпью танцев. Как и в первой части, здесь нашлось место искусным соло, например, в исполнении Танцмейстера и Шута, которые по своим характерам должны исключительно ловко справляться со всеми отведенными им искрящимися па. В разгар головокружительного праздника появляется Золушка, но уже не в образе девочки, а скорее – царственной принцессы. Повороты и наклоны головы, поющие кисти и поэтичные пор де бра – мельчайшие нюансы, проработанные с отменным вкусом, преображают образ Смирновой и показывают новую грань ее характера. Но девушка снова превращается в Золушку, как только перед ней появляется Принц с вихревыми турами в исполнении молодого виртуоза Никиты Четверикова.


Да, ее батманы в экарте и шпагатные прыжки могут показаться чересчур резвыми, но юному сердцу не прикажешь, тем более влюбленному впервые. Порывистость дебютантки идет скорее на пользу партии: в эпизоде рокового боя часов ее тщетный бег от неумолимого времени цитирует бег главных примадонн XX века, а в финале третьего акта ее Золушка беззаветно отдается кружению в объятиях принца, полная счастья и любви. Мы же еще больше пленяемся ее искренностью и как никогда соглашаемся с бессмертным «ужасно вредно не ездить на балы, когда ты этого заслуживаешь».



 

Текст: Ольга Угарова

Фотографии: Стас Левшин, Михайловский театр