"Коронация Поппеи" в Staatsoper Unter den Linden


В субботу, 9 декабря, в немецком театре Staatsoper Unter den Linden состоялась премьера новой постановки раннего шедевра барокко – оперы Клаудио Монтеверди "Коронация Поппеи". Это произведение уникально по многим причинам. Во-первых, в его основу лег исторический, а не мифологический сюжет – восхождение к власти Поппеи Сабины, жившей двадцать столетий назад и впоследствии ставшей женой Нерона. Во-вторых, "Коронация" завершается не трагедией и не смертью, как это часто бывает в итальянских операх, а свадьбой и исполнением всех желаний героини, причем весьма далекой от заветов добродетели. Правда, не стоит забывать, что Фортуна переменчива, как Луна, а потому успех может оказаться временной радостью: как мы знаем, по некоторым версиям, Поппея в итоге погибла от рук самого Нерона, а он был убит врагами. Помимо вышеперечисленного, некоторые исследователи утверждают, что у этой оперы… четыре автора! Да, Монтеверди, Кавалли, Лауренти и Феррари. Несмотря на то, что в 1986 году было найдено письмо к кардиналу Мазарини, в котором Монтеверди упоминается как единственный автор, в настоящее время в числе создателей "Коронации" указывают, как правило, всех вышеназванных композиторов.

"Чудесные перемены сцен, величественные и грандиозные выступления… и прекрасная летающая машина… великолепные небеса, божества, моря, королевские дворцы, леса", – так описывали первое исполнение "Коронации Поппеи" современники Монтеверди в 1642 году. Постановка нашего времени была, разумеется, более скромной, но, тем не менее, по-имперски помпезной и весьма каноничной – со старым-добрым Амуром, парящим над сценой.

Режиссер Эва-Мария Хёкмайр совместно с постановщиком Жаном Килианом и художником по костюмам Юлией Рёслер не стремились воссоздать атмосферу античного Рима во всем парадном великолепии. Они лишь обозначили ее весьма яркими штрихами: золотые детали костюмов, золоченный задний фон, металлические гладиаторские нагрудники, мантии, украшения и, конечно, знаменитые римские оргии гармонично сплетаются здесь с элементами эпохи Елизаветы I Тюдор, выраженной воротниками-раф, высокими прическами, пышными юбками с обручами, выбеленными лицами, в сочетании с современным минимализмом в виде футболок, брюк прямого покроя, отсутствием мебели на сцене и неизменным на протяжении всего спектакля фоном. Порой кажется, что не случайно Октавия и ее приспешники запакованы в фижмы и корсеты, а Поппея бегает по сцене в пеньюаре и колготках: она – человек нового типа, все еще уповающий на благосклонность богов, но при этом не боящийся вершить свою судьбу самостоятельно. Правда, у Эвы-Марии Хёкмайр все не так прямолинейно: казалось бы, вот он, долгожданный час триумфа – коронация, а наша героиня колеблется, пугается, теряет весь свой запал. Почему? Не так она глупа, чтобы не знать, что последствия ее поступков не заставят себя ждать, придут рано или поздно в виде последующей расплаты. Но не будем забегать вперед.

Опера открывается традиционным прологом, в котором Фортуна, Добродетель и Амур в вечном споре утверждают свое влияние на судьбу человека. В постановке Staatsoper Unter den Linden роли божеств частично исполняли дети. Стоит сказать, что их участие в спектакле можно назвать весьма удачным. Тем не менее, нельзя не отметить, что их голоса пока недостаточно развиты для полноценного исполнения на сцене оперных партий, пусть и при камерном оркестре под управлением Диего Фазолиса, который, конечно, всеми силами помогал юным певцам. Причем вполне естественно, что открытие премьерного спектакля и, более того, появление в самой первой сцене – весьма ответственное мероприятие, и в таком случае далеко не каждый взрослый справится с волнением, а что уж говорить о детях. Кроме того, потасовка богов, очень милая и непосредственная, но при этом производимая с беготней и соответствующими ей громкими стуками и бряками, заглушала голоса взволнованных исполнителей.